КАПИТАН. ЛИДЕР. ГЕРОЙ
05
В детстве Луке Модричу пришлось бежать от войны, он стал футболистом, хотя в него почти никто не верил. Павел Тихонов изучил биографию лучшего футболиста ЧМ-2018.
/ 27
мальчик – Лука Модрич, будущий лидер сборной Хорватии, финалист и лучший игрок Чемпионата мира по футболу FIFA 2018, четырехкратный победитель Лиги чемпионов. Неподалеку от склонов Велебита была деревня под названием Модричи, расположенная на разбитой дороге к селу Святой Рок. Этот путь связывал континентальную и средиземноморскую Хорватию веками. Там и рос Лука Модрич. Поздней осенью и зимой в этих местах не самая приятная погода. Местные любили шутить, что на Велебите могут жить только волки и Модричи. Через год после съемок документального фильма в этих местах начнут рваться мины, по склонам посыплются камни, бедные постройки превратятся в руины. Волки и козы исчезнут из этих мест. Исчезнут и люди.

В декабре 1991-го в маленькую горную деревню пришел сербский патруль. Тогда на территории бывшей Югославии только начинали потрескивать автоматы, только местами лилась первая кровь. Семья Модрича еще
не подозревала о грядущих бедствиях. Но в доме уже прислушивались
к громким шагам на улице и присматривались к незнакомым силуэтам, которые бродили под окнами. Утром в Рождество Лука Модрич
(дед мальчика, человек с доброй душой, как отзывались о нем соседи) вышел из дома, чтобы выгнать коз. Он так делал каждый день в любую погоду и любое время года. В этот раз он не вернулся.
Сразу после похорон маленький Лука с родителями собрали вещи
и побежали по дороге, не особо понимая, что их ждет и где они окажутся завтра.

Как только семья скрылась за поворотом, их дом наполнился дымом, через пару часов от него остались одни обугленные стены. Возвращаться было уже некуда.

Модричам повезло – они оказались в Задаре и нашли убежище в гостинице. Отец продолжал работу военным авиатехником, а Лука играл в футбол на парковке. Иногда с местными, иногда один. Балканы вокруг горели, в доме не было света и воды, по ночам где-то далеко (а может, и не очень) свистели пули. Детей просили внимательно смотреть под ноги. Неразорвавшиеся мины были обычным делом. Несмотря на это жизнь Луки и его семьи более-менее нормализовалась. Но ужасы декабря 1991 года забыть невозможно. Хотя Лука не любит говорить об этом.

«Это было тяжелое время, – вспоминает футболист. – Мне было шесть лет. Я все отчетливо помню. И это не те воспоминания, которые вы хотите постоянно держать в голове. Война сделала меня сильнее. Мне было очень тяжело, моей семье было очень тяжело. Я не хотел бы идти с этим
всю свою жизнь, но и забывать об этом не хочу».

«Каждый день смотрю, как ваш парень играет на парковке, – говорил родителям Луки Славко Пернар, хозяин гостиницы. – Я никогда не видел таких хрупких детей, но мяч так идеально клеится к его ногам! Лучше
вам отдать парня в нашу футбольную школу. Пусть тренеры присмотрятся, может, что-то из него получится».

Даворин Матошевич, первый тренер Луки Модрича, при знакомстве увидел худого маленького мальчика с большими испуганными глазами. Беготня
по полю и удары по мячу выветривали из головы парня страшные мысли. Тренер видел, что Лука идеально работает с мячом, но не был уверен,
что он станет большим игроком. В таком возрасте это невозможно определить.

«Он был тощий и очень маленький для своего возраста, – вспоминает владелец "Задара" Йосип Байло. – Но в футбольном плане в нем было
что-то особенное».

Скоро у Луки появились первые щитки.

«На них был изображен Роналдо, – вспоминает Модрич. – Очень любил их. Любил Роналдо. Старого Роналдо. Я носил их несколько лет. С детства
и до начала профессиональной карьеры в боснийской лиге. Помню, пролил много слез, когда их кому-то подарил».

Тренеры отмечали периферическое зрение Модрича. Он уходил от стыков, не глядя на соперников. «Да у него как будто глаза на спине», – говорили
в академии.

Через три года Луку привезли на детский турнир в Италию, война осталась где-то далеко. На этом турнире хорватская команда заняла второе место.
Главе задарской академии Томиславу Башичу удалось пристроить Модрича на просмотр в «Хайдук». Но Лука там никого не впечатлил. Не впечатлил
и через год, когда играл на глазах скаутов «Хайдука» на очередном детском турнире. Модрич закончил среднюю школу, и Башич попробовал еще раз. Он обратился в агентство Здравко Мамича, уже известного на тот момент
в Хорватии футбольного функционера. С помощью Мамича, который почему-то решил помочь, удалось провернуть переход Луки в загребское «Динамо». Башич говорит, что Мамич взял Модрича в клуб почти
без просмотра.
Лука подписал студенческий контракт, снял квартиру и начал уже кое-как помогать семье. Правда, скоро его отправили в город Мостар (Босния
и Герцеговина), где играл клуб «Зриньски». Стандартная практика
для «Динамо» – отдавать в аренду молодых, чтобы посмотреть на них
в деле. В основе команды из Загреба для Модрича пока не было места.
Футболист поехал в Боснию вместе с Ивицей Дзидичем, для которого Мостар был родным городом. Дзидич вспоминает, что фанатов «Зриньски» тогда очень смутила худоба Модрича. «Да его же убьют на поле», – говорили люди, которые каждые выходные приходили на местный обшарпанный девятитысячник.

Это была очень жесткая лига, а «Зриньски» к тому же боролся
за выживание. В некоторых матчах судья мог свистнуть только дважды
за тайм – в начале и в конце. Техничных футболистов никто не защищал. Модричу нужно было как-то выживать.

«Мы, конечно, слышали, что это странная лига. Но не ожидали такой жестокости. Особенно кошмарными были соперники в Баня-Луке и Требине», – вспоминал в одном интервью Давор Ландека, сосед Модрича по комнате.

В итоге «Зриньски» досрочно выполнил задачу на сезон – остался в лиге,
а Модрич так впечатлил всех, что его назвали игроком года.
Он тащил «Зриньски» так же, как тащил сборную Хорватии в России летом 2018-го. Модрич принимал мяч, уворачивался от пары летящих в него ног
и следующим движением создавал момент. Когда нужно было идти
в дриблинг на гигантских защитников, Модрич шел и проходил. Когда нужно было держать мяч, он закрывал его корпусом и давал партнерам время
на то, чтобы перестроиться. Когда нужно было исправлять чужую ошибку, Модрич догонял тех, кто в полтора раза больше него, и, увертываясь
от локтей, выдирал мяч.

«Это был другой уровень, он смотрелся лучше каждого из нас», – вспоминает Дзидич.

Вокруг Модрича не было игроков, которые бы падали от незначительного контакта и по несколько минут корчились на газоне. В этой лиге за такое могли избить. Когда Модрич оказался в топ-чемпионатах, такие игроки вокруг него появились. Но Лука остался прежним. Закаленным поездками в Баня-Луку и Требине.

Летом 2004-го Модрич вернулся в загребское «Динамо» и попросился
в Мостар еще на сезон – местные полюбили его, он полюбил местных.
Но в «Динамо» отказались и отправили футболиста в «Интер» из Запрешича.
«Если бы он тогда вернулся в "Зриньски", то остался бы там навсегда, как остались его друзья Ландека и Дзидич. Тоже отличные футболисты, но с тех пор их никто не видел», – говорил ассистент тренера загребского «Динамо» Дьюро Баго.

В «Интере» Модрич снова провел феноменальный сезон и помог команде финишировать второй – лучшее достижение в истории клуба. Команда
из Запрешича опередила загребское «Динамо» и пропустила вперед только «Хайдук». После этого столичный клуб больше не увлекался арендами Модрича. С 2006-го профайл на Луку появился у скаутов всех европейских топ-клубов.

Трансферная цена на полузащитника росла каждую неделю. Модрич смог перевезти родителей в новый дом – им купили хорошую виллу на улице Степана Радича в Задаре.

Загребское «Динамо» выжидало выгодный момент для продажи.
Но повторялась одна и та же история. Тренеры из топ-чемпионатов говорили: «Да, у этого парня отличная техника, видение поля, но он очень слабый для нашей лиги». Среди этих тренеров был и Арсен Венгер.

«Не думаю, что он единственный, у кого были такие сомнения, – вспоминает Модрич. – Когда я играл в Хорватии, постоянно слышал,
что из-за своих физических данных не способен сделать то, не способен сделать это, что я недостаточно хорош, потому что недостаточно силен.
Но вам нужно кое-что знать о хорватском народе. После всего того, через что мы прошли, мы стали сильнее и жестче. Война сделала нас сильнее. Нас нелегко сломать. Когда люди говорили, что я не справлюсь, это давало мне дополнительный стимул. Я хотел доказать, что они неправы».
После финального матча Модричу вручили приз как ЛУЧШЕМУ ИГРОКУ чемпионата мира
«Лучше бы мы обошлись без триллера, – Модрич после матча все еще переживал, что заставил страну нервничать. – Восстановиться после такого промаха было тяжело. Ведь я так много работал над тем, чтобы забить Шмейхелю».

В каждом следующем матче Модрич только прибавлял, хотя и так был
на суперуровне, а вечером 15 июля, несмотря на поражение в финале,
FIFA признала его лучшим футболистом турнира.

16 июля страна гуляла в Загребе. На центральной площади собралась
вся Хорватия. Вот-вот должна была приехать сборная. 14-летний Петр Бркович тоже был там и ждал вместе с остальными. У мальчика тяжелая болезнь, его отец готов на все, чтобы хоть на секунду сделать сына счастливым. Петр смотрел все матчи сборной на чемпионате мира и давно мечтал увидеть Модрича вживую. Они почти пять часов стояли
на перекрестке улиц Юришича и Петриньски.

– Мой парень мечтает познакомиться с Модричем, – между делом сказал отец людям, с которыми только что познакомился. Ничего не просил, хотел просто поддержать разговор.

– Так давайте это устроим! – Петра взяли за руку и решительно увели
куда-то в толпу.

Отец шел за ними, но вокруг было так много людей, что в какой-то момент он потерял сына. Младен метался среди людей и не понимал, как быть дальше. Через час он в отчаянии позвонил жене, а потом глянул на сцену. Это было кино. Его сын стоял в обнимку с Лукой Модричем, улыбался, пританцовывал и приветствовал четыре сотни тысяч человек. Мальчик никогда не был так счастлив.

Лука и Петр всю жизнь шли к этому моменту, для обоих это было непросто. Но, кажется, Лука и Петр это заслужили. Как заслужила вся Хорватия.
сентября 2017-го по YouTube гуляет архивный фильм о нападениях волков на крупный рогатый скот в Хорватии. На потертой пленке видно, как маленький мальчик в большой отцовской куртке гонит по горам стадо коз. План меняется. Со склонов горного массива Велебит на мальчика и овец посматривают волки. Пятилетний
На российских полях Лука Модрич ПОКАЗАЛ ЛУЧШУЮ ИГРУ в своей жизни
Сразу после похорон маленький Лука с родителями собрали вещи
и побежали по дороге, не особо понимая, что их ждет и где они окажутся завтра.

Как только семья скрылась за поворотом, их дом наполнился дымом, через пару часов от него остались одни обугленные стены. Возвращаться было уже некуда.

Модричам повезло – они оказались в Задаре и нашли убежище в гостинице. Отец продолжал работу военным авиатехником, а Лука играл в футбол на парковке. Иногда с местными, иногда один. Балканы вокруг горели, в доме не было света и воды, по ночам где-то далеко (а может, и не очень) свистели пули. Детей просили внимательно смотреть под ноги. Неразорвавшиеся мины были обычным делом. Несмотря на это жизнь Луки и его семьи более-менее нормализовалась. Но ужасы декабря 1991 года забыть невозможно. Хотя Лука не любит говорить об этом.

«Это было тяжелое время, – вспоминает футболист. – Мне было шесть лет. Я все отчетливо помню. И это не те воспоминания, которые вы хотите постоянно держать в голове. Война сделала меня сильнее. Мне было очень тяжело, моей семье было очень тяжело. Я не хотел бы идти с этим всю свою жизнь, но и забывать об этом не хочу».

«Каждый день смотрю, как ваш парень играет на парковке, – говорил родителям Луки Славко Пернар, хозяин гостиницы. – Я никогда не видел таких хрупких детей, но мяч так идеально клеится к его ногам! Лучше
вам отдать парня в нашу футбольную школу. Пусть тренеры присмотрятся, может, что-то из него получится».

Даворин Матошевич, первый тренер Луки Модрича, при знакомстве увидел худого маленького мальчика с большими испуганными глазами. Беготня по полю и удары по мячу выветривали из головы парня страшные мысли. Тренер видел, что Лука идеально работает с мячом, но не был уверен, что он станет большим игроком. В таком возрасте это невозможно определить.

«Он был тощий и очень маленький для своего возраста, – вспоминает владелец "Задара" Йосип Байло. – Но в футбольном плане в нем было что-то особенное».

Скоро у Луки появились первые щитки.

«На них был изображен Роналдо, – вспоминает Модрич. – Очень любил их. Любил Роналдо. Старого Роналдо. Я носил их несколько лет. С детства и до начала профессиональной карьеры в боснийской лиге. Помню, пролил много слез, когда их кому-то подарил».

Тренеры отмечали периферическое зрение Модрича. Он уходил от стыков, не глядя на соперников. «Да у него как будто глаза на спине», – говорили в академии.

Через три года Луку привезли на детский турнир в Италию, война осталась где-то далеко. На этом турнире хорватская команда заняла второе место. Главе задарской академии Томиславу Башичу удалось пристроить Модрича на просмотр в «Хайдук». Но Лука там никого не впечатлил. Не впечатлил и через год, когда играл на глазах скаутов «Хайдука» на очередном детском турнире. Модрич закончил среднюю школу, и Башич попробовал еще раз. Он обратился в агентство Здравко Мамича, уже известного на тот момент в Хорватии футбольного функционера. С помощью Мамича, который почему-то решил помочь, удалось провернуть переход Луки в загребское «Динамо». Башич говорит, что Мамич взял Модрича в клуб почти без просмотра. Лука подписал студенческий контракт, снял квартиру и начал уже кое-как помогать семье. Правда, скоро его отправили в город Мостар (Босния и Герцеговина), где играл клуб «Зриньски». Стандартная практика для «Динамо» – отдавать в аренду молодых, чтобы посмотреть на них в деле. В основе команды из Загреба для Модрича пока не было места. Футболист поехал в Боснию вместе с Ивицей Дзидичем, для которого Мостар был родным городом. Дзидич вспоминает, что фанатов «Зриньски» тогда очень смутила худоба Модрича. «Да его же убьют на поле», – говорили люди, которые каждые выходные приходили на местный обшарпанный девятитысячник.

Это была очень жесткая лига, а «Зриньски» к тому же боролся
за выживание. В некоторых матчах судья мог свистнуть только дважды за тайм – в начале и в конце. Техничных футболистов никто не защищал. Модричу нужно было как-то выживать.

«Мы, конечно, слышали, что это странная лига. Но не ожидали такой жестокости. Особенно кошмарными были соперники в Баня-Луке и Требине», – вспоминал в одном интервью Давор Ландека, сосед Модрича по комнате.

В итоге «Зриньски» досрочно выполнил задачу на сезон – остался в лиге, а Модрич так впечатлил всех, что его назвали игроком года.
Он тащил «Зриньски» так же, как тащил сборную Хорватии в России летом 2018-го. Модрич принимал мяч, уворачивался от пары летящих в него ног и следующим движением создавал момент. Когда нужно было идти в дриблинг на гигантских защитников, Модрич шел и проходил. Когда нужно было держать мяч, он закрывал его корпусом и давал партнерам время на то, чтобы перестроиться. Когда нужно было исправлять чужую ошибку, Модрич догонял тех, кто в полтора раза больше него, и, увертываясь от локтей, выдирал мяч.

«Это был другой уровень, он смотрелся лучше каждого из нас», – вспоминает Дзидич.

Вокруг Модрича не было игроков, которые бы падали от незначительного контакта и по несколько минут корчились на газоне. В этой лиге за такое могли избить. Когда Модрич оказался в топ-чемпионатах, такие игроки вокруг него появились. Но Лука остался прежним. Закаленным поездками в Баня-Луку и Требине.

Летом 2004-го Модрич вернулся в загребское «Динамо» и попросился в Мостар еще на сезон – местные полюбили его, он полюбил местных. Но в «Динамо» отказались и отправили футболиста в «Интер» из Запрешича. «Если бы он тогда вернулся в "Зриньски", то остался бы там навсегда, как остались его друзья Ландека и Дзидич. Тоже отличные футболисты, но с тех пор их никто не видел», – говорил ассистент тренера загребского «Динамо» Дьюро Баго.

В «Интере» Модрич снова провел феноменальный сезон и помог команде финишировать второй – лучшее достижение в истории клуба. Команда из Запрешича опередила загребское «Динамо» и пропустила вперед только «Хайдук». После этого столичный клуб больше не увлекался арендами Модрича. С 2006-го профайл на Луку появился у скаутов всех европейских топ-клубов.

Трансферная цена на полузащитника росла каждую неделю. Модрич смог перевезти родителей в новый дом – им купили хорошую виллу на улице Степана Радича в Задаре.

Загребское «Динамо» выжидало выгодный момент для продажи. Но повторялась одна и та же история. Тренеры из топ-чемпионатов говорили: «Да, у этого парня отличная техника, видение поля, но он очень слабый для нашей лиги». Среди этих тренеров был и Арсен Венгер.

«Не думаю, что он единственный, у кого были такие сомнения, – вспоминает Модрич. – Когда я играл в Хорватии, постоянно слышал, что из-за своих физических данных не способен сделать то, не способен сделать это, что я недостаточно хорош, потому что недостаточно силен. Но вам нужно кое-что знать о хорватском народе. После всего того, через что мы прошли, мы стали сильнее и жестче. Война сделала нас сильнее. Нас нелегко сломать. Когда люди говорили, что я не справлюсь, это давало мне дополнительный стимул. Я хотел доказать, что они неправы».
Переезд в «Тоттенхэм» встряхнул Модрича так же, как аренда в боснийскую лигу. В АПЛ не позволяли так лупить по ногам, но соперники были еще больше и еще злее. Модрич дебютировал в матче с «Мидлсбро». Первые пять минут дались очень тяжело, последующие тоже. Как эти быки бегают в таком темпе полтора часа? Маленький хорват понял: это намного серьезнее, чем премьер-лига Боснии, пора менять себя. Полузащитнику говорили, что без мышечной массы в Англии нельзя выходить на поле. Первые три месяца он усердно таскал железо в спортзале. Но потом перестал.

«Я понял, что это не мое, – вспоминал Модрич. – Я лучше буду играть в футбол. У моего отца очень сильные ноги. Думаю, у меня такие же. Ноги сильнее, чем корпус, у меня низкий центр тяжести. Именно поэтому соперникам сложно отобрать у меня мяч».

Модрич сосредоточился на выносливости и скорости. Через пару месяцев набрал форму, стал крепким игроком основы, через четыре года ушел в «Реал», выиграл 14 титулов, а через десять лет поехал на чемпионат мира и сыграл там ярче Лионеля Месси, Криштиану Роналду, Неймара и других суперзвезд.

116-я минута матча с Данией – самый сложный момент для Модрича и, возможно, для всей сборной Хорватии на ЧМ. Даже сложнее, чем тягучая игра против России, полуфинал с Англией и финал с Францией, в котором хорватам было нечего терять.

Только что Анте Ребича срубили в датской штрафной – это пенальти. До финального свистка шесть минут. Гол – значит, победа и прорыв в четвертьфинал. Ни у кого не возникает вопросов, кто пойдет к точке. Модрич становится на линию штрафной, разбегается мелкими шагами, низом бьет в самый гол, а дальше мяч куда-то исчезает. Он не в сетке, он накрыт Каспером Шмейхелем. Модрич стоит с согнутыми коленями. Еще никогда в жизни не было так сложно выпрямиться. В оставшиеся шесть минут в глазах капитана сборной мелькает прыгающий в угол Каспер Шмейхель в своем желтом свитере.

Перед серией пенальти Модрич нервно потирает подбородок, в голове мелькают мысли о том, что будет в случае поражения. Да, проигрывает команда, но ведь виноват именно он, как можно вообще было пробить так слабо, учитывая, что в воротах Шмейхель?

Команда собирается в круг, Модрич – капитан, но что он сейчас может сказать? Как вообще смотреть в глаза партнерам? Иван Ракитич все понимает и начинает говорить: «Слушайте, Лука вытаскивал нас чаще, чем мы могли рассчитывать. Теперь нам пора что-то сделать для него. Вперед!»

Всего три предложения, но насколько же после них стало легче! Модрич не отказался от своего удара и отправился к точке третьим. На этот раз пробил просто по центру – Шмейхель укатился в угол. Шене, Пиварич и Йоргенсен забить не смогли. Последним к мячу подошел Ракитич и все сделал как надо.
С сентября 2017-го по YouTube гуляет архивный фильм о нападениях волков на крупный рогатый скот в Хорватии. На потертой пленке видно, как маленький мальчик в большой отцовской куртке гонит по горам стадо коз. План меняется. Со склонов горного массива Велебит на мальчика и овец посматривают волки. Пятилетний мальчик – Лука Модрич, будущий лидер сборной Хорватии, финалист и лучший игрок Чемпионата мира по футболу FIFA 2018, четырехкратный победитель Лиги чемпионов.Неподалеку от склонов Велебита была деревня под названием Модричи, расположенная на разбитой дороге к селу Святой Рок. Этот путь связывал континентальную и средиземноморскую Хорватию веками. Там и рос Лука Модрич. Поздней осенью и зимой в этих местах не самая приятная погода. Местные любили шутить, что на Велебите могут жить только волки и Модричи. Через год после съемок документального фильма в этих местах начнут рваться мины, по склонам посыплются камни, бедные постройки превратятся в руины. Волки и козы исчезнут из этих мест. Исчезнут и люди.

В декабре 1991-го в маленькую горную деревню пришел сербский патруль. Тогда на территории бывшей Югославии только начинали потрескивать автоматы, только местами лилась первая кровь. Семья Модрича еще не подозревала о грядущих бедствиях. Но в доме уже прислушивались к громким шагам на улице и присматривались к незнакомым силуэтам, которые бродили под окнами. Утром в Рождество Лука Модрич
(дед мальчика, человек с доброй душой, как отзывались о нем соседи) вышел из дома, чтобы выгнать коз. Он так делал каждый день в любую погоду и любое время года. В этот раз он не вернулся.
Переезд в «Тоттенхэм» встряхнул Модрича так же, как аренда в боснийскую лигу. В АПЛ не позволяли так лупить по ногам, но соперники были еще больше и еще злее. Модрич дебютировал в матче с «Мидлсбро». Первые пять минут дались очень тяжело, последующие тоже. Как эти быки бегают в таком темпе полтора часа? Маленький хорват понял: это намного серьезнее, чем премьер-лига Боснии, пора менять себя. Полузащитнику говорили, что без мышечной массы в Англии нельзя выходить на поле. Первые три месяца он усердно таскал железо в спортзале. Но потом перестал.

«Я понял, что это не мое, – вспоминал Модрич. – Я лучше буду играть
в футбол. У моего отца очень сильные ноги. Думаю, у меня такие же.
Ноги сильнее, чем корпус, у меня низкий центр тяжести. Именно поэтому соперникам сложно отобрать у меня мяч».

Модрич сосредоточился на выносливости и скорости. Через пару месяцев набрал форму, стал крепким игроком основы, через четыре года ушел
в «Реал», выиграл 14 титулов, а через десять лет поехал на чемпионат мира
и сыграл там ярче Лионеля Месси, Криштиану Роналду, Неймара и других суперзвезд.

116-я минута матча с Данией – самый сложный момент для Модрича
и, возможно, для всей сборной Хорватии на ЧМ. Даже сложнее, чем тягучая игра против России, полуфинал с Англией и финал с Францией, в котором хорватам было нечего терять.

Только что Анте Ребича срубили в датской штрафной – это пенальти.
До финального свистка шесть минут. Гол – значит, победа и прорыв
в четвертьфинал. Ни у кого не возникает вопросов, кто пойдет к точке. Модрич становится на линию штрафной, разбегается мелкими шагами, низом бьет в самый гол, а дальше мяч куда-то исчезает. Он не в сетке,
он накрыт Каспером Шмейхелем. Модрич стоит с согнутыми коленями.
Еще никогда в жизни не было так сложно выпрямиться. В оставшиеся шесть минут в глазах капитана сборной мелькает прыгающий в угол
Каспер Шмейхель в своем желтом свитере.

Перед серией пенальти Модрич нервно потирает подбородок, в голове мелькают мысли о том, что будет в случае поражения. Да, проигрывает команда, но ведь виноват именно он, как можно вообще было пробить
так слабо, учитывая, что в воротах Шмейхель?

Команда собирается в круг, Модрич – капитан, но что он сейчас может сказать? Как вообще смотреть в глаза партнерам? Иван Ракитич
все понимает и начинает говорить: «Слушайте, Лука вытаскивал нас чаще, чем мы могли рассчитывать. Теперь нам пора что-то сделать для него. Вперед!»

Всего три предложения, но насколько же после них стало легче! Модрич
не отказался от своего удара и отправился к точке третьим. На этот раз пробил просто по центру – Шмейхель укатился в угол. Шене, Пиварич
и Йоргенсен забить не смогли. Последним к мячу подошел Ракитич
и все сделал как надо.
«Лучше бы мы обошлись без триллера, – Модрич после матча все еще переживал, что заставил страну нервничать. – Восстановиться после такого промаха было тяжело. Ведь я так много работал над тем, чтобы забить Шмейхелю».

В каждом следующем матче Модрич только прибавлял, хотя и так был на суперуровне, а вечером 15 июля, несмотря на поражение в финале, FIFA признала его лучшим футболистом турнира.

16 июля страна гуляла в Загребе. На центральной площади собралась вся Хорватия. Вот-вот должна была приехать сборная. 14-летний Петр Бркович тоже был там и ждал вместе с остальными. У мальчика тяжелая болезнь, его отец готов на все, чтобы хоть на секунду сделать сына счастливым. Петр смотрел все матчи сборной на чемпионате мира и давно мечтал увидеть Модрича вживую. Они почти пять часов стояли на перекрестке улиц Юришича и Петриньски.

– Мой парень мечтает познакомиться с Модричем, – между делом сказал отец людям, с которыми только что познакомился. Ничего не просил, хотел просто поддержать разговор.

– Так давайте это устроим! – Петра взяли за руку и решительно увели куда-то в толпу.

Отец шел за ними, но вокруг было так много людей, что в какой-то момент он потерял сына. Младен метался среди людей и не понимал, как быть дальше. Через час он в отчаянии позвонил жене, а потом глянул на сцену. Это было кино. Его сын стоял в обнимку с Лукой Модричем, улыбался, пританцовывал и приветствовал четыре сотни тысяч человек. Мальчик никогда не был так счастлив.

Лука и Петр всю жизнь шли к этому моменту, для обоих это было непросто. Но, кажется, Лука и Петр это заслужили. Как заслужила вся Хорватия.
Восьмилетний Ивано и пятилетняя Эма могут ГОРДИТЬСЯ ОТЦОМ