ПОБЕДНЬIЙ МАРШ
09
О том, как Дидье Дешаму удалось выиграть чемпионат мира сначала в качестве игрока, а теперь и в роли тренера, рассуждает Александр Шмурнов.
/ 27
ПОДКАСТ:
СБОРНАЯ ФРАНЦИИ
Роман Мун и Вадим Лукомский
мплуа футболиста Дидье Дешама однажды очень точно описала французская газета L'Équipe: «Оборонительный полузащитник лидер команды». Что-то не в порядке с пунктуацией? Поначалу многим тоже так показалось. А на самом деле все правильно. Наверное, по-русски можно было бы даже написать «оборонительный-полузащитник-лидер-команды». Потому что это, по сути, одно слово…

Дидье вырос во французской части Страны Басков, в Байонне. Начинал играть в регби, как и большинство мальчишек южных регионов Франции. Регбийный навык пригодится футболисту Дешаму, ведь в регби, принимая мяч, ты обязан иметь несколько решений и молниеносно выбирать из них лучшее. Иначе через миг можно оказаться под грудой тел…

По духу, по своей природе он – гасконец, бесстрашный и даже неистовый, только, скорее, не Д'Артаньян, а Де Тревиль. В девятилетнем возрасте
с благословения отца, бывшего регбиста, Дидье переходит в байоннскую футбольную секцию, а в 16 лет, почти как Д'Артаньян, отправляется покорять высший свет. Вот только Париж в середине 1980-х в футбольном смысле был сущим захолустьем. А Нант – ровно наоборот. В 20 лет Дешам – капитан «Нанта», один из самых юных в истории клуба. «Человек, который разговаривает» – так можно было бы назвать молодого Дидье. «Мне всегда нравилось управлять партнерами, и я всегда очень много говорил на поле. Это мое нормальное состояние», – открыто признавался Дешам в интервью. Которых, разумеется, раздавал немало, ведь с чего бы ему было молчать и вне поля?

Тогда же Мишель Платини вызывает Дешама в сборную Франции. Великому мастеру атаки, чемпиону Европы, обладателю трех «Золотых мячей» хотелось сделать из цепкого оборонительного полузащитника игрока более креативного, творческого. Дидье сыграет в нескольких матчах на позиции «под нападающими» и даже забьет два своих первых гола
в национальной команде: в отборочных встречах с Кипром и Шотландией. Но Франции нужен был другой Дешам. После печального итога квалификации, в которой «трехцветные» пропустят вперед югославов
и шотландцев и не поедут на чемпионат мира, Дешам открыто заявит
о своей неверной роли, по сути, об ошибке Платини. А позже разложит
все по полочкам: «Мне всегда ближе была позиция либеро, играя
на которой в "Нанте" конца 80-х, я научился отлично видеть поле. А роль центрального полузащитника с функциями диспетчера, каким меня представлял Платини в сборной перед чемпионатом мира‑90, – это не мое».

Но по большому счету не в позиции дело. Именно «лидер» – ключевое слово всей этой конструкции. Дешама можно было отодвинуть к линии обороны или даже отправить на фланг, хотя, слава богу, этого никто
из тренеров не делал. Можно было даже посадить в запас. Но он и там оставался бы лидером любой команды. Благодаря его чутью и резкости, его умению руководить игрой полузащита марсельского «Олимпика» была почти безупречной. И победа в Лиге чемпионов в 1993-м, особенно
в финале над «Миланом», стоит на крепчайшем фундаменте игры Дешама. Как и победа сборной Франции в 1998-м на чемпионате мира.

Через год после триумфального домашнего мундиаля Дидье сменит звездный «Ювентус», с которым француз тоже выигрывал Лигу чемпионов, на «Челси».

«Я – центральный полузащитник. И я люблю влиять на игру. Но здесь мяч 90 процентов времени находится у меня над головой» – многим запомнилась яркая и хлесткая фраза, брошенная в начале его первого
и единственного английского сезона. Однако победу в Кубке Англии
уже впору будет называть победой в стиле Дешама. Можно сказать, что
с ним «Челси» удалось опустить мяч вниз. Англия будет привыкать к этому еще десятилетие, ей понадобится удесятерить бюджеты, наводнить лигу суперзвездами и тренерами с континентальным мышлением. Но Дешам
за один сезон внес свой вклад в эту футбольную революцию.
Дешам –
ЕДИНСТВЕННЫЙ
ФРАНЦУЗ,

которому удавалось
завоевать
Кубок мира
и как футболисту,
и как тренеру
В 2001-м Дешам начинает тренерскую карьеру. Ему прочат большое будущее. Жан Пети, работавший помощником Дидье в «Монако», как-то сказал, что Дешам обязательно станет успешным тренером топ-клуба.
И, хотя сам «Монако» при Дешаме был на подъеме и играл в финале Лиги чемпионов, речь, конечно, шла об уровне более высоком. «Дидье обладает важнейшими качествами для тренера: он тонко понимает игру, быстро учится и умеет сочетать уважение к дисциплине и игровым принципам
с любовью к экспрессии и импровизации», – утверждал Жан Пети. «Дешам во многом похож на Арсена Венгера, – добавлял он. – Но Дидье – более живой и страстный, а это крайне важно для большого тренера».

Начинал Дешам везде непросто. Колкий характер, порой резкие слова
и решения создавали ему имидж человека, не вполне уверенного в себе.
Но это просто были поиски, которых Дешам не боялся, как не боялся признаваться в ошибках. В «Монако», в «Ювентусе» (с которым Дидье согласился выбираться из серии В в чудовищный период низвержения
из-за крупнейшего коррупционного скандала в Италии), в «Марселе»,
в сборной Франции.

Показательно развитие отношений Дешама и атакующего полузащитника Димитри Пайета. «Футболист такого стиля моей команде не нужен», – скажет как отрежет Дешам, когда его «Марсель» будет прицениваться
к яркому игроку «Лилля». А через полтора года не просто вызовет его
в сборную, но позволит творить между средней линией и атакой.
И все-таки Дешам останется при своем изначальном мнении.
Он готов позволить развиваться творцам, если их игра не противоречит командным принципам. На Евро‑2016 Пайет едва не стал главной звездой, но уже перед чемпионатом мира в России о вызове в сборную Димитри
мог и не мечтать. Дешам построил игру «от полузащиты», можно даже сказать – «от позиции либеро», той самой, на которой сам так прекрасно чувствовал себя в начале карьеры.

Французская атака образца 2018 года не может быть неторопливой, держать мяч на чужой половине поля – это лишнее. К штрафной соперника нужно не подходить, а прилетать – благодаря невероятной скорости Килиана Мбаппе или просто стремительным передачам вперед
и мгновенной поддержке в центре и на флангах. И нападающий Дешаму нужен не забивной, не сверхтехничный и интеллектуальный, а готовый вписаться в схему, бороться, занимать зоны, оттеснять соперников
и скидывать мячи. Именно поэтому в команду в итоге и не попал Карим Бензема, хотя многие и говорили о внефутбольных историях: мол, Карим
не поет французский гимн, Карим когда-то обидел Матье Вальбуэна глупыми шутками, да и о решениях тренера отзывался, мягко говоря, без пиетета. Но Дешам не из тех, кто выберет личные мотивы. Он человек дела.

Дешам может быть заносчивым и непримиримым. Но когда речь заходит
о серьезных вещах, например об оценке истинного таланта, о принципах игры и жизни, о месте в истории, наконец, Дидье становится исключительно точен. За месяц до Чемпионата мира по футболу FIFA
в России на одной из пресс-конференций он вдруг скажет о своем партнере по блестящей сборной Франции Зинедине Зидане: «У него необычайный потенциал руководителя и творца. Я верю, что однажды Зизу возглавит сборную Франции и добьется с ней потрясающих результатов».

Кто-то мог увидеть в этом откровении Дешама проявление излишней скромности, даже самоуничижение: как же так, ты сам стоишь перед великим шансом, а рассуждаешь о роли и шансах другого? Видимо, Дидье знал или чувствовал, что его собственная победа по-настоящему близка
и вероятна. И теперь он с легкостью может повторять напутствия в адрес Зидана.

Свое место в истории Дидье Дешам – третий человек на Земле, сумевший выиграть чемпионат мира как игрок и как тренер, после Загалло
и Беккенбауэра – занял прочно.
В 2001-м Дешам начинает тренерскую карьеру. Ему прочат большое будущее. Жан Пети, работавший помощником Дидье в «Монако», как-то сказал, что Дешам обязательно станет успешным тренером топ-клуба. И, хотя сам «Монако» при Дешаме был на подъеме и играл в финале Лиги чемпионов, речь, конечно, шла об уровне более высоком. «Дидье обладает важнейшими качествами для тренера: он тонко понимает игру, быстро учится и умеет сочетать уважение к дисциплине и игровым принципам с любовью к экспрессии и импровизации», – утверждал Жан Пети. «Дешам во многом похож на Арсена Венгера, – добавлял он. – Но Дидье – более живой и страстный, а это крайне важно для большого тренера».

Начинал Дешам везде непросто. Колкий характер, порой резкие слова и решения создавали ему имидж человека, не вполне уверенного в себе. Но это просто были поиски, которых Дешам не боялся, как не боялся признаваться в ошибках. В «Монако», в «Ювентусе» (с которым Дидье согласился выбираться из серии В в чудовищный период низвержения из-за крупнейшего коррупционного скандала в Италии), в «Марселе», в сборной Франции.

Показательно развитие отношений Дешама и атакующего полузащитника Димитри Пайета. «Футболист такого стиля моей команде не нужен», – скажет как отрежет Дешам, когда его «Марсель» будет прицениваться к яркому игроку «Лилля». А через полтора года не просто вызовет его в сборную, но позволит творить между средней линией и атакой. И все-таки Дешам останется при своем изначальном мнении. Он готов позволить развиваться творцам, если их игра не противоречит командным принципам. На Евро‑2016 Пайет едва не стал главной звездой, но уже перед чемпионатом мира в России о вызове в сборную Димитри мог и не мечтать. Дешам построил игру «от полузащиты», можно даже сказать – «от позиции либеро», той самой, на которой сам так прекрасно чувствовал себя в начале карьеры.

Французская атака образца 2018 года не может быть неторопливой, держать мяч на чужой половине поля – это лишнее. К штрафной соперника нужно не подходить, а прилетать – благодаря невероятной скорости Килиана Мбаппе или просто стремительным передачам вперед и мгновенной поддержке в центре и на флангах. И нападающий Дешаму нужен не забивной, не сверхтехничный и интеллектуальный, а готовый вписаться в схему, бороться, занимать зоны, оттеснять соперников и скидывать мячи. Именно поэтому в команду в итоге и не попал Карим Бензема, хотя многие и говорили о внефутбольных историях: мол, Карим не поет французский гимн, Карим когда-то обидел Матье Вальбуэна глупыми шутками, да и о решениях тренера отзывался, мягко говоря, без пиетета. Но Дешам не из тех, кто выберет личные мотивы. Он человек дела.

Дешам может быть заносчивым и непримиримым. Но когда речь заходит о серьезных вещах, например об оценке истинного таланта, о принципах игры и жизни, о месте в истории, наконец, Дидье становится исключительно точен. За месяц до Чемпионата мира по футболу FIFA в России на одной из пресс-конференций он вдруг скажет о своем партнере по блестящей сборной Франции Зинедине Зидане: «У него необычайный потенциал руководителя и творца. Я верю, что однажды Зизу возглавит сборную Франции и добьется с ней потрясающих результатов».

Кто-то мог увидеть в этом откровении Дешама проявление излишней скромности, даже самоуничижение: как же так, ты сам стоишь перед великим шансом, а рассуждаешь о роли и шансах другого? Видимо, Дидье знал или чувствовал, что его собственная победа по-настоящему близка и вероятна. И теперь он с легкостью может повторять напутствия в адрес Зидана.

Свое место в истории Дидье Дешам – третий человек на Земле, сумевший выиграть чемпионат мира как игрок и как тренер, после Загалло и Беккенбауэра – занял прочно.
Дешам – ЕДИНСТВЕННЫЙ ФРАНЦУЗ, которому удавалось завоевать Кубок мира и как футболисту, и как тренеру
После осечки на чемпионате мира в Бразилии Дидье Дешам ПРИВЕЛ СВОЮ КОМАНДУ К ПОБЕДЕ в России
После осечки на чемпионате мира в Бразилии Дидье Дешам ПРИВЕЛ СВОЮ КОМАНДУ К ПОБЕДЕ в России
Амплуа футболиста Дидье Дешама однажды очень точно описала французская газета L'Équipe: «Оборонительный полузащитник лидер команды». Что-то не в порядке с пунктуацией? Поначалу многим тоже так показалось. А на самом деле все правильно. Наверное, по-русски можно было бы даже написать «оборонительный-полузащитник-лидер-команды». Потому что это, по сути, одно слово…

Дидье вырос во французской части Страны Басков, в Байонне. Начинал играть в регби, как и большинство мальчишек южных регионов Франции. Регбийный навык пригодится футболисту Дешаму, ведь в регби, принимая мяч, ты обязан иметь несколько решений и молниеносно выбирать из них лучшее. Иначе через миг можно оказаться под грудой тел…

По духу, по своей природе он – гасконец, бесстрашный и даже неистовый, только, скорее, не Д'Артаньян, а Де Тревиль. В девятилетнем возрасте с благословения отца, бывшего регбиста, Дидье переходит в байоннскую футбольную секцию, а в 16 лет, почти как Д'Артаньян, отправляется покорять высший свет. Вот только Париж в середине 1980-х в футбольном смысле был сущим захолустьем. А Нант – ровно наоборот. В 20 лет Дешам – капитан «Нанта», один из самых юных в истории клуба. «Человек, который разговаривает» – так можно было бы назвать молодого Дидье. «Мне всегда нравилось управлять партнерами, и я всегда очень много говорил на поле. Это мое нормальное состояние», – открыто признавался Дешам в интервью. Которых, разумеется, раздавал немало, ведь с чего бы ему было молчать и вне поля?

Тогда же Мишель Платини вызывает Дешама в сборную Франции. Великому мастеру атаки, чемпиону Европы, обладателю трех «Золотых мячей» хотелось сделать из цепкого оборонительного полузащитника игрока более креативного, творческого. Дидье сыграет в нескольких матчах на позиции «под нападающими» и даже забьет два своих первых гола в национальной команде: в отборочных встречах с Кипром и Шотландией. Но Франции нужен был другой Дешам. После печального итога квалификации, в которой «трехцветные» пропустят вперед югославов и шотландцев и не поедут на чемпионат мира, Дешам открыто заявит о своей неверной роли, по сути, об ошибке Платини. А позже разложит все по полочкам: «Мне всегда ближе была позиция либеро, играя на которой в "Нанте" конца 80-х, я научился отлично видеть поле. А роль центрального полузащитника с функциями диспетчера, каким меня представлял Платини в сборной перед чемпионатом мира‑90, – это не мое».

Но по большому счету не в позиции дело. Именно «лидер» – ключевое слово всей этой конструкции. Дешама можно было отодвинуть к линии обороны или даже отправить на фланг, хотя, слава богу, этого никто из тренеров не делал. Можно было даже посадить в запас. Но он и там оставался бы лидером любой команды. Благодаря его чутью и резкости, его умению руководить игрой полузащита марсельского «Олимпика» была почти безупречной. И победа в Лиге чемпионов в 1993-м, особенно в финале над «Миланом», стоит на крепчайшем фундаменте игры Дешама. Как и победа сборной Франции в 1998-м на чемпионате мира.

Через год после триумфального домашнего мундиаля Дидье сменит звездный «Ювентус», с которым француз тоже выигрывал Лигу чемпионов, на «Челси».

«Я – центральный полузащитник. И я люблю влиять на игру. Но здесь мяч 90 процентов времени находится у меня над головой» – многим запомнилась яркая и хлесткая фраза, брошенная в начале его первого и единственного английского сезона. Однако победу в Кубке Англии уже впору будет называть победой в стиле Дешама. Можно сказать, что с ним «Челси» удалось опустить мяч вниз. Англия будет привыкать к этому еще десятилетие, ей понадобится удесятерить бюджеты, наводнить лигу суперзвездами и тренерами с континентальным мышлением. Но Дешам за один сезон внес свой вклад в эту футбольную революцию.