ХОРВАТСКОЕ ЧУДО
10
Как Златко Далич смог сделать то, что не удавалось прежде ни одному хорватскому тренеру? В этом вопросе разбирался Павел Тихонов.
/ 27
Как Златко Далич смог сделать то, что не удавалось прежде ни одному хорватскому тренеру? В этом вопросе разбирался Павел Тихонов.
ЗЛАТКО ДАЛИЧ
пришел из ниоткуда
и вывел сборную
Хорватии в финал
чемпионата мира
добралась до места, Дамир сфотографировался с каждым игроком, никто не отказал. А затем встретился глазами с главным тренером Златко Даличем – тот кивнул Дамиру как старому знакомому, хотя прежде они никогда не виделись.

– Что думаешь по поводу нашего поражения от бразильцев? – спросил Далич.

– Тренер, у меня нет мыслей на этот счет, – растерялся полицейский. – Это наша команда, наши игроки вне зависимости от результатов. У меня есть подарок для вас.

Когда сборная Хорватии прогремела на ЧМ‑1998, Дамиру было 17 лет. Кроме идеального футбола Давора Шукера и сумасшедшего результата дебютантов чемпионата мира он запомнил одну деталь – фото главного тренера той сборной Мирослава Блажевича в кепке французского жандарма. Это был подарок, который Блажевич хранил на счастье.
Дамир повторил историю и протянул Даличу свою фуражку.

– Держите, пусть она будет с вами до самого финала, – сказал Дамир
и пожал тренеру руку.

Он бы наверняка сказал что-то еще, но вокруг закричали десятки людей
с диктофонами. Тренер переключился на интервью, а Дамир отошел
в сторону. Он выполнил работу, в памяти смартфона остались 24 кадра,
о которых сейчас мечтает каждый хорват, он пожал руку тренеру и даже немного поговорил с ним. Лучший день в жизни.

После победы над Англией Дамир смотрел видеоинтервью Далича и вдруг услышал: «Когда мы были в Опатии, один из местных полицейских подарил мне фуражку. Он сказал, что у Чиро (прозвище Мирослава Блажевича) была кепка жандарма на ЧМ‑98, пусть и у меня будет. Я даже не знал, как зовут этого мужчину, но до сих пор храню его фуражку».

Дамира искала вся Хорватия, через несколько часов до него дозвонились журналисты. И Далич пригласил полицейского в Москву на финальный матч.

«Когда я услышал, что Далич пригласил меня на финал и вспомнил про мой подарок, подступили слезы. Сейчас я снова не могу сдержать их», – говорил Дамир в интервью.
тром 4 июня хорватский полицейский Дамир Рибарич сопровождал автобус сборной Хорватии от аэропорта до отеля «Миллениум» города Опатия. Это было идеальное задание. Рибарич смотрел футбол с детства и знал всех футболистов сборной. Когда команда
Доверие игроков
Тогда, в Опатии, Далич с фуражкой в руке поднялся в свой номер, быстро избавившись от журналистов, но не избавившись от мыслей, которые преследовали его после двух поражений в трех товарищеских матчах: почему эти звезды должны меня слушать? кто я такой, чтобы что-то советовать Перишичу? как объяснить лидерам, что некоторые из них сядут на лавку? Сейчас Далич признается: он подходил к турниру без четкой концепции, без детального плана тренировок, а просто доверившись чутью и умению взаимодействовать с людьми.

В подготовительном туре по США тренер выступил перед командой
с рискованной речью. «У нас и раньше были отличные футболисты, – сказал Далич. – Но мы давно не добивались значительных результатов,
и дело тут не только в тренерах. Тренер не может быть всегда во всем виноват, игрокам нужно кое-что изменить. Нужно понять свою ценность, свой класс и показать максимум способностей».

Тренер сразу предупредил лидера хорватской обороны Ведрана Чорлуку: «Ты начнешь турнир запасным, но все равно останешься лидером
и можешь принести пользу команде». Чорлука понимал, что это
его последний шанс сыграть на чемпионате мира, но не задал ни единого вопроса и ответил тренеру, что сделает все как нужно.

Далич перед турнирном понял главное: ему не нужно никого учить играть
в футбол, потому что хорватские звезды уже и так на топ-уровне. Им нужны человек, вселяющий уверенность, и отношение, которого они заслужили.
До чемпионата Далич повторял: «Я верю в вас, верю в успех». Но сам при этом понимал, что, возможно, не каждый верит в него. Так продолжалось до финального свистка победного матча с Нигерией. После той игры Далич убедился: его сборная – одна из сильнейших на этом чемпионате мира,
а игроки осо­знали, что у них идеальный тренер. Разгром Аргентины закрепил все окончательно, и Далич навсегда избавился от мыслей, которые беспокоили его в номере отеля в Опатии. Теперь у него было тотальное доверие.

За весь турнир у Далича почти не возникло проблем в отношениях
с футболистами. Исключение – форвард «Милана» Никола Калинич.
В дебютном матче с Нигерией, когда хорваты вели 2:0, Далич попросил Калинича выйти и отыграть оставшиеся до свистка пять минут.
Игрок отказался: «У меня болит спина». Звучало не слишком убедительно, тем более что еще во время подготовки Далич чувствовал раздражение Калинича. На следующий день футболиста попросили уехать домой.
Тренер жалел, что все вышло именно так, и несколько раз уточнял:
«Я не горжусь своим решением. Не хотел бы пережить такое снова».

Успехи сборных часто связывают с программами развития футбола.
Самый свежий пример – Исландия, самый успешный – Германия.
Случай Хорватии другой. Там нет и не было никакой национальной задачи вырастить успешное поколение топ-игроков, но были и есть загребское «Динамо», сплитский «Хайдук» и еще десятки других мощных школ и сотни обычных полей, где рано или поздно появляются игроки уровня Шукера, Модрича или Ракитича. Поэтому слова Далича о том, что он пришел
в сборную без детального плана и надеясь на чутье, не особенно удивляют.
Миллионы болельщиков вместо миллионов долларов
Не стоит забывать, что Далич начал обстоятельную работу со сборной
за двое суток до последнего матча отбора к Чемпионату мира по футболу FIFA 2018 против Украины. Хорваты провалили финиш квалификации, победив только в одном из четырех матчей, и со своим суперталантливым составом оказались на грани катастрофы. Главного тренера Анте Чачича упрекали в создании депрессивной обстановки. В Федерации футбола Хорватии срочно искали человека, способного за несколько часов встряхнуть команду и протащить ее в стыковые игры.

В тот момент Далич очень успешно работал на Аравийском полуострове.
Он уезжал туда никем, оставив дома семью, и за семь лет стал звездой Азии. Далич выиграл пять титулов в Саудовской Аравии и ОАЭ, работая
с не самыми топовыми командами. В 2016-м вывел «Аль-Айн» в финал азиатской Лиги чемпионов. Там Далич научился ценить себя:
«Я единственный тренер в Азии, который четыре года подряд играл в Лиге чемпионов: дважды мы доходили до четвертьфинала, один раз –
до полуфинала и однажды вышли в финал».

Осенью 2017-го, когда Хорватия настраивалась смотреть ЧМ‑2018
по телевизору, Далич сидел в прохладном офисе клуба «Аль-Шабаб»
в знойном городе Эр-Рияде. Ему предлагали деньги, которые могли сделать Далича одним из самых богатых людей в Хорватии. Тогда же тренеру позвонили из Федерации футбола Хорватии и предложили спасти сборную. Не было никаких гарантий. Далич понимал, что в случае поражения
от Украины он останется и без саудовских миллионов, и без мечты стать героем хорватского футбола.

Далич позвонил домой и все рассказал. С одной стороны – невероятное богатство, с другой – шаткая мечта. Жена сказала в трубку: «Возвращайся домой».

С Даворкой Далич познакомился в высшей школе, когда был совсем юн.
В 1992-м они поженились, у них родились два сына.

«Знаете, я ведь ничего не просил, – рассказывал тренер. – Мне ничего
не нужно. Вообще ничего. Я уже все заработал в Азии. Я обеспечил семью.
Я хорват, хочу работать в команде с любовью и патриотизмом».
Далич
НАВЕЛ ПОРЯДОК
на скамейке,
отправив домой
бунтаря Николу
Калинича
Тренер новой формации
Далича нельзя назвать скромным. Но когда он говорит о своих ранних страхах перед топ-звездами, то забывает рассказать одну важную деталь: тренер Далич и суперпоколение хорватских игроков начали свой путь одновременно. С 2006-го по 2011-й Далич работал в штабе молодежной сборной и к моменту ЧМ‑2018 был знаком с большинством игроков нынешнего поколения больше десяти лет. Поэтому говорить о том, что
он завоевал доверие за пару недель сборов перед чемпионатом мира, – явное преувеличение.

«Да, это правда – у меня особенные отношения с Даличем, – рассказывал Иван Ракитич. – Восемь лет назад он был ассистентом в молодежной сборной, где я играл. У нас много общих друзей из Сплита. Далич –
это правда особенный человек. Он отличный работник, отличный тактик,
у него всегда понятные и хорошие идеи. Я люблю работать с ним, очень рад, что он пришел в сборную. Уверен, что этот тренер выжмет из нас максимум, мы станем еще сильнее, чем раньше».

В этих словах не было бы никакой ценности, скажи их Ракитич после московского полуфинала. Но лидер сборной Хорватии был уверен в Даличе еще в марте – спустя несколько месяцев после того, как команда с трудом выбралась из группы и обыграла Грецию в стыковых матчах.

Начиная работу со сборной, Далич уточнял: время старой тренерской школы прошло, современных футболистов не нужно сторожить на базе, чтобы они не разбежались и подошли к турниру в форме. Однако пятьдесят дней игроки сборной работали в спартанских условиях на базе, окруженной лесом. Тренировки, питание, сон – полтора месяца в распорядке команды были только эти три пункта. Далич часто проводил командные разборы,
но больше всего общался с четырьмя игроками: Ракитичем, Чорлукой, Манджукичем и Модричем. Он задавал им вопросы, выслушивал, а затем все хорошо обдумывал и принимал окончательные решения по тактике
и составу. Если требовалось, через лидеров доносил свои мысли
до команды.

Почти всегда в сборной была нормальная рабочая атмосфера, но перед матчем одной восьмой финала с Данией Далич испугался, что ситуация выходит из-под контроля. На тренировке было непривычно шумно: футболисты общались, смеялись и комментировали все, что происходит. Тогда Далич впервые повысил голос. Этого хватило, чтобы к команде вернулась концентрация, и больше такое не повторялось. В следующий раз Далич повысил голос, когда праздновал победу над Россией в раздевалке.
Далич избавлял команду от лишних наставлений и делал все максимально аккуратно.
Утром 4 июня хорватский полицейский Дамир Рибарич сопровождал автобус сборной Хорватии от аэропорта до отеля «Миллениум» города Опатия. Это было идеальное задание. Рибарич смотрел футбол с детства и знал всех футболистов сборной. Когда командадобралась до места, Дамир сфотографировался с каждым игроком, никто не отказал. А затем встретился глазами с главным тренером Златко Даличем – тот кивнул Дамиру как старому знакомому, хотя прежде они никогда не виделись.

– Что думаешь по поводу нашего поражения от бразильцев? – спросил Далич.

– Тренер, у меня нет мыслей на этот счет, – растерялся полицейский. – Это наша команда, наши игроки вне зависимости от результатов. У меня есть подарок для вас.

Когда сборная Хорватии прогремела на ЧМ‑1998, Дамиру было 17 лет. Кроме идеального футбола Давора Шукера и сумасшедшего результата дебютантов чемпионата мира он запомнил одну деталь – фото главного тренера той сборной Мирослава Блажевича в кепке французского жандарма. Это был подарок, который Блажевич хранил на счастье.
Дамир повторил историю и протянул Даличу свою фуражку.

– Держите, пусть она будет с вами до самого финала, – сказал Дамир и пожал тренеру руку.

Он бы наверняка сказал что-то еще, но вокруг закричали десятки людей с диктофонами. Тренер переключился на интервью, а Дамир отошел в сторону. Он выполнил работу, в памяти смартфона остались 24 кадра, о которых сейчас мечтает каждый хорват, он пожал руку тренеру и даже немного поговорил с ним. Лучший день в жизни.

После победы над Англией Дамир смотрел видеоинтервью Далича и вдруг услышал: «Когда мы были в Опатии, один из местных полицейских подарил мне фуражку. Он сказал, что у Чиро (прозвище Мирослава Блажевича) была кепка жандарма на ЧМ‑98, пусть и у меня будет. Я даже не знал, как зовут этого мужчину, но до сих пор храню его фуражку».

Дамира искала вся Хорватия, через несколько часов до него дозвонились журналисты. И Далич пригласил полицейского в Москву на финальный матч.

«Когда я услышал, что Далич пригласил меня на финал и вспомнил про мой подарок, подступили слезы. Сейчас я снова не могу сдержать их», – говорил Дамир в интервью.
Тогда, в Опатии, Далич с фуражкой в руке поднялся в свой номер, быстро избавившись от журналистов, но не избавившись от мыслей, которые преследовали его после двух поражений в трех товарищеских матчах: почему эти звезды должны меня слушать? кто я такой, чтобы что-то советовать Перишичу? как объяснить лидерам, что некоторые из них сядут на лавку? Сейчас Далич признается: он подходил к турниру без четкой концепции, без детального плана тренировок, а просто доверившись чутью и умению взаимодействовать с людьми.

В подготовительном туре по США тренер выступил перед командой с рискованной речью. «У нас и раньше были отличные футболисты, – сказал Далич. – Но мы давно не добивались значительных результатов, и дело тут не только в тренерах. Тренер не может быть всегда во всем виноват, игрокам нужно кое-что изменить. Нужно понять свою ценность, свой класс и показать максимум способностей».

Тренер сразу предупредил лидера хорватской обороны Ведрана Чорлуку: «Ты начнешь турнир запасным, но все равно останешься лидером и можешь принести пользу команде». Чорлука понимал, что это его последний шанс сыграть на чемпионате мира, но не задал ни единого вопроса и ответил тренеру, что сделает все как нужно.

Далич перед турнирном понял главное: ему не нужно никого учить играть в футбол, потому что хорватские звезды уже и так на топ-уровне. Им нужны человек, вселяющий уверенность, и отношение, которого они заслужили. До чемпионата Далич повторял: «Я верю в вас, верю в успех». Но сам при этом понимал, что, возможно, не каждый верит в него. Так продолжалось до финального свистка победного матча с Нигерией. После той игры Далич убедился: его сборная – одна из сильнейших на этом чемпионате мира, а игроки осо­знали, что у них идеальный тренер. Разгром Аргентины закрепил все окончательно, и Далич навсегда избавился от мыслей, которые беспокоили его в номере отеля в Опатии. Теперь у него было тотальное доверие.

За весь турнир у Далича почти не возникло проблем в отношениях с футболистами. Исключение – форвард «Милана» Никола Калинич. В дебютном матче с Нигерией, когда хорваты вели 2:0, Далич попросил Калинича выйти и отыграть оставшиеся до свистка пять минут. Игрок отказался: «У меня болит спина». Звучало не слишком убедительно, тем более что еще во время подготовки Далич чувствовал раздражение Калинича. На следующий день футболиста попросили уехать домой. Тренер жалел, что все вышло именно так, и несколько раз уточнял: «Я не горжусь своим решением. Не хотел бы пережить такое снова».

Успехи сборных часто связывают с программами развития футбола. Самый свежий пример – Исландия, самый успешный – Германия. Случай Хорватии другой. Там нет и не было никакой национальной задачи вырастить успешное поколение топ-игроков, но были и есть загребское «Динамо», сплитский «Хайдук» и еще десятки других мощных школ и сотни обычных полей, где рано или поздно появляются игроки уровня Шукера, Модрича или Ракитича. Поэтому слова Далича о том, что он пришел в сборную без детального плана и надеясь на чутье, не особенно удивляют.
Не стоит забывать, что Далич начал обстоятельную работу со сборной за двое суток до последнего матча отбора к Чемпионату мира по футболу FIFA 2018 против Украины. Хорваты провалили финиш квалификации, победив только в одном из четырех матчей, и со своим суперталантливым составом оказались на грани катастрофы. Главного тренера Анте Чачича упрекали в создании депрессивной обстановки. В Федерации футбола Хорватии срочно искали человека, способного за несколько часов встряхнуть команду и протащить ее в стыковые игры.

В тот момент Далич очень успешно работал на Аравийском полуострове. Он уезжал туда никем, оставив дома семью, и за семь лет стал звездой Азии. Далич выиграл пять титулов в Саудовской Аравии и ОАЭ, работая с не самыми топовыми командами. В 2016-м вывел «Аль-Айн» в финал азиатской Лиги чемпионов. Там Далич научился ценить себя: «Я единственный тренер в Азии, который четыре года подряд играл в Лиге чемпионов: дважды мы доходили до четвертьфинала, один раз – до полуфинала и однажды вышли в финал».

Осенью 2017-го, когда Хорватия настраивалась смотреть ЧМ‑2018 по телевизору, Далич сидел в прохладном офисеклуба «Аль-Шабаб» в знойном городе Эр-Рияде. Ему предлагали деньги, которые могли сделать Далича одним из самых богатых людей в Хорватии. Тогда же тренеру позвонили из Федерации футбола Хорватии и предложили спасти сборную. Не было никаких гарантий. Далич понимал, что в случае поражения от Украины он останется и без саудовских миллионов, и без мечты стать героем хорватского футбола.

Далич позвонил домой и все рассказал. С одной стороны – невероятное богатство, с другой – шаткая мечта. Жена сказала в трубку: «Возвращайся домой».

С Даворкой Далич познакомился в высшей школе, когда был совсем юн. В 1992-м они поженились, у них родились два сына.

«Знаете, я ведь ничего не просил, – рассказывал тренер. – Мне ничего не нужно. Вообще ничего. Я уже все заработал в Азии. Я обеспечил семью. Я хорват, хочу работать в команде с любовью и патриотизмом».
Далича нельзя назвать скромным. Но когда он говорит о своих ранних страхах перед топ-звездами, то забывает рассказать одну важную деталь: тренер Далич и суперпоколение хорватских игроков начали свой путь одновременно. С 2006-го по 2011-й Далич работал в штабе молодежной сборной и к моменту ЧМ‑2018 был знаком с большинством игроков нынешнего поколения больше десяти лет. Поэтому говорить о том, что он завоевал доверие за пару недель сборов перед чемпионатом мира, – явное преувеличение.

«Да, это правда – у меня особенные отношения с Даличем, – рассказывал Иван Ракитич. – Восемь лет назад он был ассистентом в молодежной сборной, где я играл. У нас много общих друзей из Сплита. Далич – это, правда, особенный человек. Он отличный работник, отличный тактик, у него всегда понятные и хорошие идеи. Я люблю работать с ним, очень рад, что он пришел в сборную. Уверен, что этот тренер выжмет из нас максимум, мы станем еще сильнее, чем раньше».

В этих словах не было бы никакой ценности, скажи их Ракитич после московского полуфинала. Но лидер сборной Хорватии был уверен в Даличе еще в марте – спустя несколько месяцев после того, как команда с трудом выбралась из группы и обыграла Грецию в стыковых матчах.

Начиная работу со сборной, Далич уточнял: время старой тренерской школы прошло, современных футболистов не нужно сторожить на базе, чтобы они не разбежались и подошли к турниру в форме. Однако пятьдесят дней игроки сборной работали в спартанских условиях на базе, окруженной лесом. Тренировки, питание, сон – полтора месяца в распорядке команды были только эти три пункта. Далич часто проводил командные разборы,
но больше всего общался с четырьмя игроками: Ракитичем, Чорлукой, Манджукичем и Модричем. Он задавал им вопросы, выслушивал, а затем все хорошо обдумывал и принимал окончательные решения по тактике и составу. Если требовалось, через лидеров доносил свои мысли до команды.

Почти всегда в сборной была нормальная рабочая атмосфера, но перед матчем одной восьмой финала с Данией Далич испугался, что ситуация выходит из-под контроля. На тренировке было непривычно шумно: футболисты общались, смеялись и комментировали все, что происходит. Тогда Далич впервые повысил голос. Этого хватило, чтобы к команде вернулась концентрация, и больше такое не повторялось. В следующий раз Далич повысил голос, когда праздновал победу над Россией в раздевалке. Далич избавлял команду от лишних наставлений и делал все максимально аккуратно.
ЗЛАТКО ДАЛИЧ пришел из ниоткуда и вывел сборную Хорватии в финал чемпионата мира
Далич НАВЕЛ ПОРЯДОК на скамейке, отправив домой бунтаря Николу Калинича
тром 4 июня хорватский полицейский Дамир Рибарич сопровождал автобус сборной Хорватии от аэропорта до отеля «Миллениум» города Опатия. Это было идеальное задание. Рибарич смотрел футбол с детства и знал всех футболистов сборной. Когда команда
добралась до места, Дамир сфотографировался с каждым игроком, никто не отказал. А затем встретился глазами с главным тренером Златко Даличем – тот кивнул Дамиру как старому знакомому, хотя прежде они никогда не виделись.

– Что думаешь по поводу нашего поражения от бразильцев? – спросил Далич.

– Тренер, у меня нет мыслей на этот счет, – растерялся полицейский. – Это наша команда, наши игроки вне зависимости от результатов. У меня есть подарок для вас.

Когда сборная Хорватии прогремела на ЧМ‑1998, Дамиру было 17 лет. Кроме идеального футбола Давора Шукера и сумасшедшего результата дебютантов чемпионата мира он запомнил одну деталь – фото главного тренера той сборной Мирослава Блажевича в кепке французского жандарма. Это был подарок, который Блажевич хранил на счастье.
Дамир повторил историю и протянул Даличу свою фуражку.

– Держите, пусть она будет с вами до самого финала, – сказал Дамир
и пожал тренеру руку.

Он бы наверняка сказал что-то еще, но вокруг закричали десятки людей с диктофонами. Тренер переключился на интервью, а Дамир отошел в сторону. Он выполнил работу, в памяти смартфона остались 24 кадра, о которых сейчас мечтает каждый хорват, он пожал руку тренеру и даже немного поговорил с ним. Лучший день в жизни.

После победы над Англией Дамир смотрел видеоинтервью Далича и вдруг услышал: «Когда мы были в Опатии, один из местных полицейских подарил мне фуражку. Он сказал, что у Чиро (прозвище Мирослава Блажевича) была кепка жандарма на ЧМ‑98, пусть и у меня будет. Я даже не знал, как зовут этого мужчину, но до сих пор храню его фуражку».

Дамира искала вся Хорватия, через несколько часов до него дозвонились журналисты. И Далич пригласил полицейского в Москву на финальный матч.

«Когда я услышал, что Далич пригласил меня на финал и вспомнил про мой подарок, подступили слезы. Сейчас я снова не могу сдержать их», – говорил Дамир в интервью.
– Я никогда ничего не говорю команде в первые пять минут перерыва, – рассказывал тренер. – Это неэффективно и может привести к проблемам. Когда они отдохнут, успокоятся, пульс вернется к норме – только тогда появляюсь я.

Далич впервые разрешил футболистам встретиться с семьями только
в Сочи – перед матчем одной четвертой финала против сборной России. Команда остановилась в большом отеле, и родственников пригласили
на кофе. Это не повредило, поэтому Далич разрешил организовать такую же встречу и в Москве – уже перед полуфиналом против Англии.
И даже позволил семьям заселиться в тот же отель, чтобы игроки могли подольше пообщаться с женами, родителями и детьми.

– Изоляция тогда уже не требовалась, – объясняет тренер. – На тот момент мы выполнили свою задачу на турнире, нужно было расслабиться.
Вечер перед финальным матчем был одним из самых спокойных для Далича, он провалился в сон без лишних мыслей.

Уже после разминки, когда футболисты надели игровую форму, когда
в коридоре топтались Поль Погба, Антуан Гризманн и Килиан Мбаппе, Далич вышел в центр раздевалки и сказал:

– Послушайте: сейчас уже проще стать первыми, чем не стать ими.
Нам просто нужно сделать еще один шаг. Если мы станем чемпионами,
то войдем в историю, станем бессмертными, нам всё простят. Но если мы станем вторыми, я все равно буду гордиться вами.

Со стороны могло показаться, что хорваты переживали поражение
в финале несколько минут, но Далич рассказывает, что будет грустить
из-за этого всегда.

После матча с Францией хорваты вместе с семьями устроили финальную вечеринку с шампанским. Далич, его ассистенты и игроки вспоминали яркие моменты турнира и смеялись. Им еще только предстояло ездить
по Хорватии и приветствовать людей. Сидеть на крыше автобуса семь часов без еды и воды.

А 16 июля Далич и его команда устало загружались в самолет Москва–Загреб. Почти весь полет команда проспала. Далич тоже дремал, а когда открыл глаза и посмотрел в иллюминатор, то увидел два МиГ‑21 – истребители хорватских ВВС встретили сборную в воздушном пространстве страны и организовали почетный кортеж. Они сопровождали команду
до самой посадки. Далич смотрел на МиГи, на хорватские пейзажи
и рассыпанные города, в которых его ждали отец, друзья, полицейский Дамир и еще миллионы простых хорватов.

Только тогда Далич понял: кажется, он сделал что-то особенное.
– Я никогда ничего не говорю команде в первые пять минут перерыва, – рассказывал тренер. – Это неэффективно и может привести к проблемам. Когда они отдохнут, успокоятся, пульс вернется к норме – только тогда появляюсь я.

Далич впервые разрешил футболистам встретиться с семьями только в Сочи – перед матчем одной четвертой финала против сборной России. Команда остановилась в большом отеле, и родственников пригласили на кофе. Это не повредило, поэтому Далич разрешил организовать такую же встречу и в Москве – уже перед полуфиналом против Англии. И даже позволил семьям заселиться в тот же отель, чтобы игроки могли подольше пообщаться с женами, родителями и детьми.

– Изоляция тогда уже не требовалась, – объясняет тренер. – На тот момент мы выполнили свою задачу на турнире, нужно было расслабиться. Вечер перед финальным матчем был одним из самых спокойных для Далича, он провалился в сон без лишних мыслей.

Уже после разминки, когда футболисты надели игровую форму, когда в коридоре топтались Поль Погба, Антуан Гризманн и Килиан Мбаппе, Далич вышел в центр раздевалки и сказал:

– Послушайте: сейчас уже проще стать первыми, чем не стать ими.
Нам просто нужно сделать еще один шаг. Если мы станем чемпионами, то войдем в историю, станем бессмертными, нам всё простят. Но если мы станем вторыми, я все равно буду гордиться вами.

Со стороны могло показаться, что хорваты переживали поражение в финале несколько минут, но Далич рассказывает, что будет грустить из-за этого всегда.

После матча с Францией хорваты вместе с семьями устроили финальную вечеринку с шампанским. Далич, его ассистенты и игроки вспоминали яркие моменты турнира и смеялись. Им еще только предстояло ездить по Хорватии и приветствовать людей. Сидеть на крыше автобуса семь часов без еды и воды.

А 16 июля Далич и его команда устало загружались в самолет Москва–Загреб. Почти весь полет команда проспала. Далич тоже дремал, а когда открыл глаза и посмотрел в иллюминатор, то увидел два МиГ‑21 – истребители хорватских ВВС встретили сборную в воздушном пространстве страны и организовали почетный кортеж. Они сопровождали команду до самой посадки. Далич смотрел на МиГи, на хорватские пейзажи и рассыпанные города, в которых его ждали отец, друзья, полицейский Дамир и еще миллионы простых хорватов.

Только тогда Далич понял: кажется, он сделал что-то особенное.