МЫ ВМЕСТЕ
14
Организаторы Чемпионата мира по футболу FIFA в России постарались сделать турнир максимально доступным для болельщиков с ограниченными возможностями. Евгений Марков узнал, как это было.
/ 27
изрядная доля везения. Что уж говорить о людях с ограниченными физическими возможностями…

Но именно о них мы и поговорим.

«Мише 29 лет, четыре года назад он попал в ДТП и с тех пор прикован
к инвалидной коляске, – рассказывает Лидия Корнеева, мать Миши Корнеева из деревни Аксеново Московской области. Вместе с сыном
они посетили матч Португалия–Марокко в "Лужниках". – Раньше мы часто ездили в Москву на матчи. Устроить ему поездку на чемпионат мира придумали одноклас­сники – написали в оргкомитет, и там настолько прониклись его историей, что подарили билет. Когда я про это услышала,
не сразу поверила».

На российских стадионах, принимавших чемпионат, было оборудовано
5,5 тысячи мест для людей с ограниченными возможностями. Но места
на трибуне – только часть программы. Комфортным должен быть весь путь от дома до кресла на трибуне. Начиная со специально подготовленных купе в поездах дальнего следования (или автомобилей, если путь был недолгим) и гольфкаров, которые перевозили болельщиков внутри арен, и заканчивая персональными комментаторами для слабовидящих людей.

Персональными и профессиональными: людей, помогавших смотреть футбол, приглашали со спортивных теле- и радиоканалов.

«Нам очень понравилось, – продолжает Лидия Корнеева. – Все чисто, красиво, огромный стадион, удобные места в просторной галерее между верхними и нижними трибунами. Я даже заплакала от всего,
что мы там увидели».

В России создавать безбарьерную среду начали задолго до чемпионата мира. Но именно большой футбольный турнир показал, как много можно сделать в этом направлении. Специальные парковки на каждом
из 12 стадионов. Лифты и пандусы. Заниженные стойки в зоне питания. Отдельные оборудованные туалеты. И конечно, люди, готовые
бескорыстно помогать, – одних только волонтеров, вовлеченных в работу
с маломобильными болельщиками, было порядка шести тысяч.

У тринадцатилетней Рады диагноз ДЦП. Девочка передвигается на коляске и почти не говорит. Вместе с мамой Кариной она посетила два матча чемпионата: Россия–Саудовская Аравия и Сербия–Бразилия.
«Рада не то чтобы сильно разбирается в футболе, – говорит мать, –
но ей нравятся динамичные виды спорта, нравится болеть, наблюдать
за процессом. За игрой она смотрела с таким удовольствием, шумела вместе со всеми! Мы познакомились с мексиканскими фанатами
на колясках, поздоровались за руку с чилийской девушкой, тоже колясочницей. На матче Сербия–Бразилия мы вообще сидели в ВИП-зоне, где все на высшем уровне, включая мягкие кресла для сопровождающих. Мне почему-то запомнился ресторан на стадионе: там все так разумно устроено, что колясочник может подъехать и без проблем взять еду
с фуршетного стола. Кто-то скажет – мелочь, но для людей, которые
в обычной жизни не всегда могут обслужить себя сами, такая мелочь дорогого стоит».

Это называется независимостью.
Именно независимость человека от сопровождающего, способность самостоятельно обслужить себя там, где это позволяют физические возможности, и есть безбарьерная среда. Среда, в которой тринадцатилетняя Рада и тысячи других людей вот так запросто без
чьей-либо помощи могут, например, протянуть руку и взять еду со стола.
Притом что дело происходит не на собственной кухне, а на стадионе лучшего чемпионата мира в истории.

Это особенный болельщик.

Который, как и все, любит футбол.

У которого не было бы никаких шансов оказаться в центре событий, если бы не старания тысяч людей, организовавших этот праздник.

Который через много лет, услышав, как кто-то вспоминает Чемпионат мира по футболу 2018 в России, скажет: «Я тоже там был».
ожно сказать, что за футбольным турниром, проходившим в России летом 2018 года, следил весь мир. В основном, конечно,
по телевизору. Желающих попасть на стадион было так много,
что даже технически подкованному болельщику требовалась
На чемпионате мира
было реализовано
БОЛЕЕ
23 ТЫСЯЧ
БИЛЕТОВ

для маломобильных
болельщиков
ожно сказать, что за футбольным турниром, проходившим в России летом 2018 года, следил весь мир. В основном, конечно,
по телевизору. Желающих попасть на стадион было так много,
что даже технически подкованному болельщику требовалась изрядная доля везения. Что уж говорить о людях с ограниченными физическими возможностями…

Но именно о них мы и поговорим.

«Мише 29 лет, четыре года назад он попал в ДТП и с тех пор прикован
к инвалидной коляске, – рассказывает Лидия Корнеева, мать Миши Корнеева из деревни Аксеново Московской области. Вместе с сыном они посетили матч Португалия–Марокко в "Лужниках". – Раньше мы часто ездили в Москву на матчи. Устроить ему поездку на чемпионат мира придумали одноклас­сники – написали в оргкомитет, и там настолько прониклись его историей, что подарили билет. Когда я про это услышала, не сразу поверила».

На российских стадионах, принимавших чемпионат, было оборудовано 5,5 тысячи мест для людей с ограниченными возможностями. Но места на трибуне – только часть программы. Комфортным должен быть весь путь от дома до кресла на трибуне. Начиная со специально подготовленных купе в поездах дальнего следования (или автомобилей, если путь был недолгим) и гольфкаров, которые перевозили болельщиков внутри арен, и заканчивая персональными комментаторами для слабовидящих людей.

Персональными и профессиональными: людей, помогавших смотреть футбол, приглашали со спортивных теле- и радиоканалов.

«Нам очень понравилось, – продолжает Лидия Корнеева. – Все чисто, красиво, огромный стадион, удобные места в просторной галерее между верхними и нижними трибунами. Я даже заплакала от всего, что мы там увидели».

В России создавать безбарьерную среду начали задолго до чемпионата мира. Но именно большой футбольный турнир показал, как много можно сделать в этом направлении. Специальные парковки на каждом из 12 стадионов. Лифты и пандусы. Заниженные стойки в зоне питания. Отдельные оборудованные туалеты. И конечно, люди, готовые
бескорыстно помогать, – одних только волонтеров, вовлеченных в работу с маломобильными болельщиками, было порядка шести тысяч.

У тринадцатилетней Рады диагноз ДЦП. Девочка передвигается на коляске и почти не говорит. Вместе с мамой Кариной она посетила два матча чемпионата: Россия–Саудовская Аравия и Сербия–Бразилия. «Рада не то чтобы сильно разбирается в футболе, – говорит мать, – но ей нравятся динамичные виды спорта, нравится болеть, наблюдать за процессом. За игрой она смотрела с таким удовольствием, шумела вместе со всеми! Мы познакомились с мексиканскими фанатами на колясках, поздоровались за руку с чилийской девушкой, тоже колясочницей. На матче Сербия–Бразилия мы вообще сидели в ВИП-зоне, где все на высшем уровне, включая мягкие кресла для сопровождающих. Мне почему-то запомнился ресторан на стадионе: там все так разумно устроено, что колясочник может подъехать и без проблем взять еду с фуршетного стола. Кто-то скажет – мелочь, но для людей, которые в обычной жизни не всегда могут обслужить себя сами, такая мелочь дорогого стоит».

Это называется независимостью. Именно независимость человека от сопровождающего, способность самостоятельно обслужить себя там, где это позволяют физические возможности, и есть безбарьерная среда. Среда, в которой тринадцатилетняя Рада и тысячи других людей вот так запросто без чьей-либо помощи могут, например, протянуть руку и взять еду со стола. Притом что дело происходит не на собственной кухне, а на стадионе лучшего чемпионата мира в истории.

Это особенный болельщик.

Который, как и все, любит футбол.

У которого не было бы никаких шансов оказаться в центре событий, если бы не старания тысяч людей, организовавших этот праздник.

Который через много лет, услышав, как кто-то вспоминает Чемпионат мира по футболу 2018 в России, скажет: «Я тоже там был».
На чемпионате мира было реализовано БОЛЕЕ 23 ТЫСЯЧ БИЛЕТОВ для маломобильных болельщиков
Можно сказать, что за футбольным турниром, проходившим в России летом 2018 года, следил весь мир. В основном, конечно, по телевизору. Желающих попасть на стадион было так много, что даже технически подкованному болельщику требовалась изрядная доля везения. Что уж говорить о людях с ограниченными физическими возможностями…

Но именно о них мы и поговорим.

«Мише 29 лет, четыре года назад он попал в ДТП и с тех пор прикован к инвалидной коляске, – рассказывает Лидия Корнеева, мать Миши Корнеева из деревни Аксеново Московской области. Вместе с сыном они посетили матч Португалия–Марокко в "Лужниках". – Раньше мы часто ездили в Москву на матчи. Устроить ему поездку на чемпионат мира придумали одноклас­сники – написали в оргкомитет, и там настолько прониклись его историей, что подарили билет. Когда я про это услышала, не сразу поверила».

На российских стадионах, принимавших чемпионат, было оборудовано 5,5 тысячи мест для людей с ограниченными возможностями. Но места на трибуне – только часть программы. Комфортным должен быть весь путь от дома до кресла на трибуне. Начиная со специально подготовленных купе в поездах дальнего следования (или автомобилей, если путь был недолгим) и гольфкаров, которые перевозили болельщиков внутри арен, и заканчивая персональными комментаторами для слабовидящих людей.

Персональными и профессиональными: людей, помогавших смотреть футбол, приглашали со спортивных теле- и радиоканалов.

«Нам очень понравилось, – продолжает Лидия Корнеева. – Все чисто, красиво, огромный стадион, удобные места в просторной галерее между верхними и нижними трибунами. Я даже заплакала от всего, что мы там увидели».

В России создавать безбарьерную среду начали задолго до чемпионата мира. Но именно большой футбольный турнир показал, как много можно сделать в этом направлении. Специальные парковки на каждом из 12 стадионов. Лифты и пандусы. Заниженные стойки в зоне питания. Отдельные оборудованные туалеты. И конечно, люди, готовые бескорыстно помогать, – одних только волонтеров, вовлеченных в работу с маломобильными болельщиками, было порядка шести тысяч.

У тринадцатилетней Рады диагноз ДЦП. Девочка передвигается на коляске и почти не говорит. Вместе с мамой Кариной она посетила два матча чемпионата: Россия–Саудовская Аравия и Сербия–Бразилия. «Рада не то чтобы сильно разбирается в футболе, – говорит мать, – но ей нравятся динамичные виды спорта, нравится болеть, наблюдать за процессом. За игрой она смотрела с таким удовольствием, шумела вместе со всеми! Мы познакомились с мексиканскими фанатами на колясках, поздоровались за руку с чилийской девушкой, тоже колясочницей. На матче Сербия–Бразилия мы вообще сидели в ВИП-зоне, где все на высшем уровне, включая мягкие кресла для сопровождающих. Мне почему-то запомнился ресторан на стадионе: там все так разумно устроено, что колясочник может подъехать и без проблем взять еду с фуршетного стола. Кто-то скажет – мелочь, но для людей, которые в обычной жизни не всегда могут обслужить себя сами, такая мелочь дорогого стоит».

Это называется независимостью. Именно независимость человека от сопровождающего, способность самостоятельно обслужить себя там, где это позволяют физические возможности, и есть безбарьерная среда. Среда, в которой тринадцатилетняя Рада и тысячи других людей вот так запросто без чьей-либо помощи могут, например, протянуть руку и взять еду со стола. Притом что дело происходит не на собственной кухне, а на стадионе лучшего чемпионата мира в истории.

Это особенный болельщик.

Который, как и все, любит футбол.

У которого не было бы никаких шансов оказаться в центре событий, если бы не старания тысяч людей, организовавших этот праздник.

Который через много лет, услышав, как кто-то вспоминает Чемпионат мира по футболу 2018 в России, скажет: «Я тоже там был».