СТАДИОН КАК НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ
18
По мнению Сергея Николаевича, 12 арен, принимавших матчи ЧМ-2018, — это не просто ультрасовременные спортивные сооружения, а архитектурные доминанты, преобразующие городскую среду.
/ 27
ода, огонь, праздничный салют, экзотические цветы, летающие тарелки инопланетян, какими мы их себе представляем по фантастическим фильмам, – все это, превратившись в камень, стекло и металл, и есть российские стадионы, построенные специально для Чемпионата мира по футболу FIFA 2018. Предельная, сгущенная концентрация инженерной и архитектурной мысли, воплощение нового государственного стиля. У древних римлян был Колизей, у Людовика XIV – Версаль, у Иосифа Сталина – московские высотки, а у нас – стадионы для чемпионата мира, ставшие символами новейшей российской истории.

Стадион – это образ коллективной игры, коллектив- ной мечты. Ритуал всеобщего счастья, когда всем вместе дано пережить нечто большее, чем чья-то победа или поражение. Голы забиваются и забываются, а вот ощущение счастья остается надолго. И эти стадионы – тоже надолго. Огромные, гулкие, необъятные. В дни, когда там нет болельщиков, они похожи на опустевшие города, откуда ушли все жители. При этом даже когда они переполнены футбольными страстями и людьми, то выглядят воздушными, легкими, невесомыми, готовыми в любой момент сорваться со своих многотонных свай и поплыть в небо как исполинские дирижабли.
Вода, огонь, праздничный салют, экзотические цветы, летающие тарелки инопланетян, какими мы их себе представляем по фантастическим фильмам, – все это, превратившись в камень, стекло и металл, и есть российские стадионы, построенные специально для Чемпионата мира по футболу FIFA 2018. Предельная, сгущенная концентрация инженерной и архитектурной мысли, воплощение нового государственного стиля. У древних римлян был Колизей, у Людовика XIV – Версаль, у Иосифа Сталина – московские высотки, а у нас – стадионы для чемпионата мира, ставшие символами новейшей российской истории.

Стадион – это образ коллективной игры, коллектив- ной мечты. Ритуал всеобщего счастья, когда всем вместе дано пережить нечто большее, чем чья-то победа или поражение. Голы забиваются и забываются, а вот ощущение счастья остается надолго. И эти стадионы – тоже надолго. Огромные, гулкие, необъятные. В дни, когда там нет болельщиков, они похожи на опустевшие города, откуда ушли все жители. При этом даже когда они переполнены футбольными страстями и людьми, то выглядят воздушными, легкими, невесомыми, готовыми в любой момент сорваться со своих многотонных свай и поплыть в небо как исполинские дирижабли.
Left
Right
Left
Right
Left
Right
Left
Right
Первое, что бросается в глаза, когда смотришь на них со стороны, – ни один не похож на другой. Все разные! У каждого свой характер, свои взаимоотношения с временем и пространством. Проще эти отношения получились у стадионов, которые были построены на пустом месте, где до них ничего не было – только вода и небо, как, скажем, на Октябрьском острове в Калининграде.

Сложнее – у тех, кого пришлось вписывать в давно существующий ансамбль со всеми полагающимися обременениями в виде плотной городской застройки, неоклассических колонн и ностальгических воспоминаний. Так было в «Лужниках» в Москве и в Екатеринбурге на стадионе «Центральный».

Но в этом заочном диалоге разных архитектурных стилей, в самих попытках сохранить образцы исторического наследия есть свой неоднозначный смысл и даже идеологический посыл. Расшифровывается он так: официально российский футбол существует с 1911 года. За эти годы много чего было и много что изменилось. Мы не будем забывать ни наших побед, ни поражений, все они одинаково нам дороги. Но и впадать в музейный транс тоже не станем. Поэтому Истории позволено присутствовать на чемпионате мира лишь в виде отреставрированных фасадов. Зато внутри самих стадионов все устроено по последнему слову архитектурной моды и новейших технологий.

Рассудительный прагматизм и заключается в том, что все эти спортивные сооружения предназначены не столько для любования со стороны, сколько для эксплуатации в режиме нон-стоп. Их надо обживать, осваивать, заполнять фудкорнерами, заселять многими тысячами болельщиков, озвучивать задорными кричалками типа «Вперед, Россия!» и даже менять привычную клубную раскраску на трехцветный патриотический колер, как это, например, задумано проектировщиками «Стадиона Спартак».
Left
Right
Left
Right
Left
Right
Left
Right
Главное достижение нынешнего чемпионата мира заключается в том, что впервые за много лет российские стадионы стали местом, где людям дано было почувствовать себя народом, а футболистам, пусть даже и проигравшим, – национальными героями. При этом и сами эти здания тоже в каком-то смысле служат подпитке и укреплению национального чувства.

И вот раздвигается гигантский купол «Стадиона Санкт-Петербург», а под ним как драгоценный изумруд в бархатном футляре зеленеет поле в окружении трибун.

Или ажурная сетка «Волгоград Арены», похожая при ночном освещении на золотую царскую тиару, парящую над Волгой. Было много споров и тревог, как новый стадион впишется в исторический ландшафт Мамаева кургана. Пришлось опускать футбольное поле на пять метров. Зато теперь конструкция не загораживает вида с воды на величественную фигуру Родины-матери.

С высоты птичьего полета крыша стадиона «Казань Арена» напоминает распустившиеся лепестки водя- ной лилии. Впрочем, это дано оценить немногим. Зато огромный медиафасад, на который транслируются острые моменты игры, пригодился всем, кому не уда- лось достать билеты на матчи.

Самый «космический» стадион – это, конечно, «Самара Арена». Сходство с гигантской летающей тарелкой не случайно: волжский город – центр отечественного космического и авиастроения. А самый «солнечный» – стадион «Мордовия Арена», стоящий на берегу реки Инсар в Саранске. Со стороны он похож на бублик с под- румянившейся рыжей корочкой. Эксперты утверждают, что рыжий цвет символизирует лису, красующуюся на гербе Саранска. И вообще эта палитра характерна для народных промыслов мордвы. В любом случае настроение само поднимается, как только видишь эту россыпь рыжих веснушек на белом фоне.
Left
Right
Left
Right
Left
Right
Left
Right
Но кроме повышения общенационального тонуса у стадионов ЧМ есть и другая важная функция. Они помогают упразднить такое глубоко российское понятие, как «провинция». Стадион международного класса в центре города – это очень мощный фактор понимания себя и пространства, в котором ты живешь, как центра мира.

Чемпионат мира убедил, что все сделано правильно. С размахом, как умеют только в России, но при этом и с прицелом на дальнюю перспективу. Конечно, теперь мы будем реже видеть эти стадионы на телеэкранах и обложках. После месяца абсолютной монополии футбол уступит место другим новостям, а значит, и они переместятся куда-то на последние газетные полосы. Но, пока в ушах еще не замолк радостный гул трибун, давайте полюбуемся на них еще раз.

Вот где состоялись главные матчи, где были забиты решающие голы и где нам довелось провести самый счастливый месяц 2018 года.